А тут как раз на бэтэр гранатометчики вышли, приноравливаются, чтоб под башню попасть.
Он устало опустился на землю, скинул оружие, подполз к берегу и сунул голову в воду, затем приподнялся на руках, несколько раз фыркнул и снова опустил голову в поток.
Колонну зажмут у выезда из кишлака там узкое место, погасят из четырех гранатометов бэтэр, а “Камаз” и водовозка даже ребенок справится сгорят обе в минуту.
Полковник оглядел его, взглянул через плечо на Духомора.
Он развернулся и, не оглядываясь, побежал к горе.
Духам тоже несладко.
Ладно, лейтеха-стоматолог сообразил: обезьяну в кровать уложил и сам улегся, типа спит.
 Не надо, не бей!  Чуча закрыл лицо руками.
В руках он держал зубило и молоток.
Валентина, конечно, вот так, в наглую, изменять не будет: воспитание не то, да и детей постесняется, но тихонечко, на стороне, чтоб ни одна живая душа, нечего тут зарекаться!… Полковник вскочил, поняв, что этак дойдет черт знает до чего, прошлепал босыми ногами в соседнюю комнату, достал из ящика бутылку самогона и сделал пару больших глотков прямо из горлышка.
Он крикнул что-то людям внизу.
  Хабибула говорит, беги домой, собирайся! Возьми автомат и одну курицу! Больше ничего не бери! Он будет ждать тебя в тутовой роще!
Он вынул из-под голову затекшую руку и стал разминать пальцы.
 Что рванем?  закончил Костя.
Подмешали спирту в сгущенку, стали обезьяну с ложки кормить.
По тенистой стороне предгорья цепочкой торопливо шли люди.
Костя достал из портсигара второй косяк, протянул ему:
По ним тюремная камера плачет! Они на посту оружие просрали!

Хабибула со стариком начали спорить.

 На губе,  капитан кивнул на каменные ступени в дальнем углу двора, которые вели к ушедшей под землю двери в стене.
В тазу лежали широкие ножи, он никогда не видел таких массивные, загнутые ручки покоились на кромке, остро наточенные лезвия без следов ржавчины и изъянов были опущены в воду.

 Отставить смех! Вон из артполка двое пытались провезти в Союз героин, а десантники устроили в Ташкенте драку в ресторане! Ничего смешного я в этом не вижу! Надеюсь, вы окажетесь на высоте и не посрамите чести нашего полка.

Ты уж извини за прямоту.
Офицеры бегали, суетились, кричали на нерасторопных чижиков, солдаты нервничали, делали все не так, и от того у поста царила всеобщая сумятица и неразбериха.
Он умело заплетал косичку, перебирал в пальцах пряди волос.
Одна из них держала на руках младенца.
Хорошо бы еще и медальку какую завалящую.  Одеколоном. С утра проснется, голову обхватит и сидит качается то ли похмелье у нее, то ли ломка. Где они прятались? Почему не ходили с кувшинами к ручью? Поймал себя на мысли, что не прав, что уже не в плену ведь он один из них, может разгуливать по кишлаку, ходить по горам и даже, наверное, может попросить вернуть ему автомат. .
Ушел в дом. Он с трудом стащил с распухших ног ботинки, улегся, вдохнул в себя аромат трав.


глаза. Двигались вдоль по те Совсем очумели!  раздался за дверью рассерженный женский голос. | На их пост заступала другая рота другого батальона другого полка. |  Он это… с другой отправкой,  волнуясь, сказал Чуча.